222


             | 
Сила Эго Печать
Tags: эго
Бермант-Полякова: психоаналитическая интерпретация

1. Взгляд психолога на природу человека.
2. Модель силы Эго.
3. Классификация психологических защит.
4. Способность адекватно оценивать реальность.

Взгляд психолога на природу человека

Предметом психологического исследования в рамках психодинамического подхода является сила Эго. Сила Эго измеряется тремя характеристиками:
  • способностью контролировать импульсы,
  • репертуаром защитных механизмов,
  • способностью адекватно оценивать реальность.

В обыденном языке Эго выступает синонимом гордыни, говоря об Эго, большинство людей имеют в виду необоснованно высокое самомнение. 

В психологии понятием Эго обозначают Я человека. Со времён Фрейда Эго понимается как психический аппарат, помогающий человеку приспосабливаться к реальности. 

Мы осознаём работу Эго, но никогда – само Эго. Управляя внутренним миром, Эго бессознательно делает для нас то, что мы никогда не смогли бы спланировать сознательно. 

Эго это один из трёх процессов, посредством которых существование человека непрерывно во времени и оформлено. Первый из них – это биологический процесс, второй – социальный. То, что психоаналитики называют Эго-процессом, есть организационный принцип, который обеспечивает существование индивида как цельной личности. 

Как всякая гипотетическая конструкция, психический аппарат Эго может быть по-разному определён в рамках различных теоретических школ. О нём говорят как о Я-концепции, функциях и структурах Я, организующих процессах Я, внутреннем мире объектных отношений, способах переработки опыта. 

Поскольку исчерпывающее определение Эго потребовало бы солидной монографии по психоаналитической психологии развития, ограничимся пересказом основных постулатов Эго-теории в классическом варианте. 


Психоанализ рассматривает структуры Я в их развитии. Здесь существуют три парадигмы. Согласно первой, определившей взгляды Фрейда, Кляйн и Малер, развитие является линейным процессом, который можно разделить на этапы. Патология понимается как фиксация на одной из стадий развития, «арест» (developmental arrest). 

Согласно второй парадигме, к которой можно отнести взгляды Винникотта и Эриксона, развитие подобно спирали, и на каждом жизненном этапе задачу развития нужно решать заново. Так, младенец обретает независимость от матери, подросток обретает независимость от родителей, пациент обретает независимость от аналитика. Или, на разных возрастных этапах новые способности ребёнка радикально изменяют перспективу и вынуждают окружение заново приспосабливаться к нему.

Согласно третьей парадигме, сформировавшей взгляды Огдена, развитие это диалектический процесс. Оно понимается как взаимодействие трёх способов переработки опыта, которые создают, поддерживают и отрицают друг друга. Быть человеком значит проживать диалектическое напряжение, которое устанавливается между тремя этими способами. Патология понимается как исчезновение такого напряжения и установление иерархии, в которой один способ переработки опыта подчиняет себе другие. 

Психодинамическая психодиагностика опирается на представление об Эго, выработанное в рамках этих парадигм. 

Подробнее о работах теоретиков психонализа рассказывается в разделе сайта «Умные книжки».

Различия между разными психоаналитическими подходами не ограничиваются представлениями о ходе развития. Каждое из теоретических направлений психоанализа разработало свою собственную психологию развития и по-разному отвечает на вопрос о происхождении Я. 

Способен ли ребёнок с самого начала своей жизни отличать себя от матери? 

Кляйн и Фейрбейрн отвечают на этот вопрос положительно, тогда как Малер, Кернберг и Винникотт в этом сомневаются, предполагая существование начальной стадии развития ребёнка, на которой тот слит с матерью и не отделяет себя от неё. 

Ещё один вопрос, касающийся развития Эго и Я: какое место занимают зло, инстинкт разрушения и агрессия в развитии Я? 

Согласно первой точке зрения, Я берёт начало в блаженном состоянии слияния с матерью. Винникотт и Кохут исключают агрессию из развития Эго и Я. Силы, мотивирующие Я, не определены, можно лишь косвенно предполагать, что это внутреннее влечение к росту. Концепция Я строится на мироощущении блаженства, агрессия понимается как феномен реактивной природы. Будучи реакцией на фрустрацию или на на внешнюю угрозу для Я, агрессия не является изначально присущей человеку. 

Согласно второй точке зрения, которую развивают Кернберг и Кляйн, ощущение Я происходит из состояния, в котором блаженные переживания перемешены с пугающими и мучительными. Любовь и ненависть, жажда созидания и жажда разрушения присущи Я изначально. 

Вопросы для самопроверки.
§ Назовите три парадигмы, описывающие процесс развития Я: 
1. 
2. 
3. 

§ Какой точки зрения придерживаетесь именно Вы (ответьте Да или Нет): 
Ребёнок сначала слит с матерью психически? 

Ребёнок с самого начала отдельная психическая реальность? 
Агрессия это реакция на внешний стимул? 
Агрессия это изначально данное, врождённое качество? 
§ Существует ли единственно верная интерпретация?
 
§ Прочтите нижеследующие два отрывка и дайте ответ на несколько вопросов.


Цитируем по книге: 

Кернберг О. Тяжёлые личностные расстройства. Стратегии психотерапии – М: Класс, 2001. – 464 с. 




Отрывок 1. «Технику психоанализа можно определить следующим образом: аналитик (1) постоянно сохраняет позицию технической нейтральности, (2) постоянно использует интерпретацию как техническое средство и (3) поддерживает развитие полноценного невроза переноса и затем стремится к его разрешению в психоаналитическом смысле слова, опираясь исключительно на интерпретацию. 

Некоторые сомневаются в том, что пациенты с серьёзными психологическими нарушениями и слабым Эго способны воспринимать интерпретации. Соглашаются ли они с интерпретациями потому, что уловили её подлинный смысл, или благодаря её магическому значению, окрашенному переносом? Эмпирические исследования показали, что на самом деле пациенты с серьёзными психологическими нарушениями СПОСОБНЫ ПОНИМАТЬ И ИНТЕГРИРОВАТЬ ИНТЕРПРЕТАЦИИ терапевта, особенно в тех случаях, когда терапевт исследует и проясняет искажения восприятия этих интерпретаций». 

Отрывок 2. «Винникотт подчёркивал, что терапевт должен создать возможности для развития «подлинного Я» пациента и для этой цели ему не следует «сталкиваться» с пациентом в некоторые моменты терапевтической регрессии. Оптимальная функция терапевта при этих условиях, говорил он, - быть объектом, который «осуществляет холдинг» (по определению Винникотта, holding это всё то, что мать делает, кем она является для своего младенца). Терапевт становится пациенту вроде матери, потому что пациенту не хватает нормальной материнской заботы. В такие моменты, полагает Винникотт, происходит молчаливая регрессия вплоть до самой примитивной зависимости от аналитика, воспринимаемого как «держащая на руках мама». Винникотт полагал, что интуитивное эмпатическое присутствие аналитика важнее, чем нарушающая мир и воспринимаемая как вмешательство словесная интерпретация. 

Эта концепция связана с теорией Биона о том, что мечты матери (который Бион называл «грёзами») позволяют ей интуитивно уловить и соединить воедино рассеянные и фрагментированные примитивные переживания ребёнка. Интуиция матери, как говорит Бион, становится «контейнером» (container), который организует спроецированное «содержание» (content). Это содержание было спроецировано (то есть изгнано, выброшено наружу из внутреннего мира) поскольку было неприемлемым (вызывало зависть, ненависть, досаждало) или фрустрировало каким-либо другим образом. 

Подобным образом разбросанные, искажённые, патологические элементы переживаний регрессировавшего пациента проецируются на аналитика, так что пациент использует терапевта как «контейнер» для организации всех тех переживаний, которые сам по себе не может вынести. 

В литературе часто возникает путаница этих понятий. Как Винникотт, так и Бион подчёркивают, что терапевт инкорпорирует и интегрирует различные аспекты происходящего. Бион фокусируется на когнитивном аспекте ситуации (быть «контейнером»), а Винникотт – на эмоциональном («холдинг»)». 

§ Вопросы по прочитанным отрывкам. 
По Кернбергу, 
Пациент слит с терапевтом психически? (да/нет) 
Пациент это отдельная психическая реальность даже в состоянии глубокой зависимости и регрессии? (да/нет) 
По Винникотту, 
Пациент слит с терапевтом психически? (да/нет) 
Пациент это отдельная психическая реальность даже в состоянии глубокой зависимости и регрессии? (да/нет) 
§ К какой точке зрения склоняетесь именно Вы?

Модель силы Эго

Сила Эго как организующего процесса заключается в умении человека управлять своими влечениями и осознавать желания и потребности. Способность контролировать импульсы это первая из характеристик силы Эго. Способность сдерживать импульсы и регулировать способы их разрядки, сугубо индивидуальна.

Влечение не переживается человеком непосредственно, само по себе. Оно переживается как конкретное желание, направленное на объект. 

Импульсивность и непосредственная аффективность, требующая сиюминутного удовлетворения потребностей, противоречат социально-общественной необходимости «откладывать» их удовлетворение на некоторый срок и выражать их опосредованно (конфликт внутреннего и внешнего мира). Кроме этого, сами потребности могут противоречить друг другу (внутренний конфликт). 

Способность контролировать импульсы представляет собой умение переживать сильное желание (сексуальное или агрессивное) или бурные эмоции и при этом не действовать импульсивно, наперекор иным планам и интересам. Сильное Эго дифференцирует аффективные реакции, соотносит их с объектами и регулирует их внешнее проявление, приспосабливаясь к требованиям реальности. 

Сильное Эго означает зрелый аффект и терпимость к амбивалентности. Зрелым считается аффект, пережитый на уровне чувств, а не импульсов, и выраженный в адекватной форме. Терпимость к амбивалентности означает способность выносить тревогу и эмоциональное напряжение, создаваемое разнонаправленными импульсами. 

§ Вопросы для самопроверки. 
1. Назовите триаду характеристик, по которым мы судим о силе Эго. 
2. Что мы осознаём, Эго или его работу? 
3. Эго синтезирует, интегрирует, анализирует, выделяет?
 Подчеркните правильные ответы. 
4. Можно ли увидеть, услышать или ощутить Эго? 
5. Верно ли, что накричать на ребёнка, процарапать гвоздём новую машину соседа, пнуть собаку, хлопнуть дверью так, чтобы задрожали стёкла во всём доме, вырвать из рук подруги сотовый телефон и выкинуть его из машины, - всё это свидетельства сильного Эго?

Ситуация тестирования пробуждает в человеке самые разные потребности, в том числе протест против того, что его заставляют заниматься разными бессмысленными с обыденной точки зрения заданиями, и сопротивление тому, чтобы незнакомый человек, психолог, подглядывал в скрытый от посторонних глаз внутренний мир. Психоаналитическая терминология соотносит эти импульсы с вуайеристскими и эксгибиционистскими, мазохистскими и садистскими потребностями. 

Вышеназванные стремления являются частью нормальной жизни. Обычно они удовлетворяются путём разглядывания или нахождения в роли рассматриваемого, путём подчинения или доминирования социально приемлемым образом (публичные выступления, разглядывание фотоальбомов и их оформление, выбор особенно трудного задания, участие в качестве добровольца в деятельности силовых структур). 

В ситуации диагностического исследования адаптивным вариантом поведения является сотрудничество с психологом, продуктивная деятельность и получение удовольствия от реализации вышеназванных потребностей. 

Для достижения такого уровня адаптации человеку, которого тестируют, необходимо уметь сдерживать свои враждебные импульсы и справляться с желаниями и опасениями, дезорганизующими деятельность. Эту задачу решают механизмы психологической защиты. 

Психоаналитическая теория защитных процессов подчёркивает их адаптивную природу. Если некто постоянно осознаёт все свои противоречивые импульсы, потребности, чувства, воспоминания, фантазии, болезненные переживания и конфликты, он не может полноценно жить, любить и работать из-за эмоциональной перегрузки. 

Исходя из этих положений, вторая составляющая классической триады, механизмы психологической защиты, часто рассматривается как конфигурация импульс-защита. Психологическая защита это бессознательный процесс, который удерживает часть аффективных переживаний вне сознания таким образом, чтобы человек мог приспособиться к реальности и посвятить свои силы взаимоотношениям с другими людьми и продуктивной деятельности. 

Манипуляция осознаётся и применяется человеком намеренно, психологическая защита неосознаваема и задействуется автоматически. 

§ Вопросы для самопроверки. 
1. Верно ли, что способность контролировать импульсы принято рассматривать в паре с силой импульса? 
2. Верно ли, что способность контролировать импульсы принято рассматривать в паре с защитой против импульса? 
3. Подчеркните правильные ответы: психологическая защита – это бессознательный процесс, это неосознаваемый процесс, содействует адаптации, искажает реальность, исключает из зоны осознания импульсы чрезмерной силы. 
4. Чем отличается психологическая защита от манипуляции? 
5. Забывчивость, беззаветная преданность другим, ирония, беспробудный сон – что из перечисленного является психологической защитой и при каком условии?

§ Прочтите отрывок и ответьте на несколько вопросов.


Цитируем по книге:
Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений. Люди, которые играют в игры. Психология человеческой судьбы. – СПб: Лениздат, 1992. – 400 с.




«Отметим интересный случай, когда человек даже наедине с собой отказывается признать собственное поведение. Мужчина вполне искренне считает себя хорошим водителем, хотя по крайней мере раз в году попадает в серьёзную аварию. Женщина утверждает, что она прекрасная кулинарка, хотя обед у неё регулярно подгорает. Искренность оказывается возможной потому, что Взрослый в каждом из этих случаев действительно хороший водитель и прекрасный кулинар, а несчастья – дело Ребёнка. Поскольку у этих людей границы между состояниями Я плотны и неподвижны, Взрослый не обращает внимания на поступки Ребёнка и может, не уклоняясь от истины, утверждать, что Я (моё Взрослое Я) ни разу не допустило ошибку. 

То же самое происходит с людьми, когда которые вполне владеют собой, будучи трезвыми (тогда дело в руках Взрослого) , но «отпускают поводья» после выпивки (верх берёт Ребёнок). Похожим образом ведёт себя человек, неспособный к творчеству во взрослом состоянии, но щедрый и плодовитый как Ребёнок. Как «дурные» люди не способны понять, за что на них сыплются упрёки и обвинения, так эти «хорошие» люди не могут принять похвалу за свои творческие достижения, а если примут, то лишь из вежливости. Взрослый действительно не понимает, при чём здесь он, когда хвалят работы Ребёнка. 

Ощущение Я может в каждый данный момент быть связано с одним из трёх состояний Я, а при соответствующих обстоятельствах перепрыгивать от одного к другому. Иными словами, когда активность какого-либо из состояний Я проявляется в полной мере, то именно это состояние воспринимается в данный момент как подлинное Я. Ход, или локус свободного перемещения – это непрерывная линия. Самому себе человек кажется целостной личностью, но от одной фазы к другой изменяется настолько, что со стороны можно подумать, будто у него в голове сидят несколько людей, говорящих и действующих по очереди, один за другим.

Существует средство избавиться от этого взаимного «невежества» одного состояния Я по отношению к другому. Это задача Взрослого – помнить и брать на себя ответственность за все деяния всех настоящих Я».

§ Вопросы по прочитанному отрывку.
1. Как Берн называет структуру Я, организующую все состояния Я воедино?
2. Укажите место в тексте, где Берн описывает диссоциативную патологию (диссоциация (dissociation) – механизм бессознательного отделения переживаний, идей или аффектов от процессов осознания и памяти. Диссоциированное содержание недоступно для воспоминания и осознания в силу того, что чрезмерно по силе и интенсивности боли и превышает способность Эго синтезировать и интегрировать его).
3. Укажите место в тексте, где Берн описывает раздельное мышление (раздельное мышление (compartmentalization) – совладание путём разгораживания сознаваемых убеждений, противоположных по содержанию. Такое лицемерие часто рационализируется, то есть объясняется неким приемлемым образом, но в его основе лежит диссоциация содержаний).
4. Осознаём ли мы переходы из одного состояния Я в другое?

Для чего нужна психологическая защита? Бессознательно защита стремится справиться с неким мощным угрожающим импульсом или чувством. Эго-психологи полагали защиты средством справиться с тревогой. Теоретики объектных отношений говорили в этой связи о переживании утраты и горя. С позиций психологии Я защиты направлены на сохранение самоуважения. 

Защиты это адаптивный и всеохватный способ переживания мира, они действуют на протяжении всей жизни и используются автоматически. У каждого человека есть свой, характерный только для него, репертуар психологических защит. Они организованы в определённом порядке. Первая линия защит незначительно искажает реальность и различается по механизмам действия. Вторая линия защит сильно искажает реальность и основана на примитивном отрицании. Все психологические защиты исключают болезненный аспект внутреннего или внешнего мира и создают тем самым ощущение контроля над ситуацией. Тем не менее их можно классифицировать по способу искажения реальности. 

Классификация психологических защит

Психологические защиты реализуют две основные стратегии. Первая заключается в изменении, трансформации импульса, и ослаблении таким образом его дезорганизующего влияния. К этой стратегии относятся механизмы уравновешивания (компенсации) и трансформации. 

Вторая стратегия заключается в устранении конфликта или амбивалентности, она опирается на принцип отрицания. Отрицанию подвергается внутрениий импульс (в этом случае говорят о защите по типу отказа), связь (тогда говорят о защите по типу диссоциации) или внешний стимул (в этом случае говорят о защитной по типу изоляции от социального контакта). 

Иногда защиты подразделяют на вторичные и первичные по степени примитивности, недифференцированности и несоотнесённости с миром объектов. 

Одной из основных задач психодиагноста является оценка характерных для личности психологических защит, точнее, присутствия в её арсенале защитных средств высокого уровня, потому что примитивные защиты действуют у всех без исключения.

Предполагается, что душевно здоровые люди в ситуации эмоционального конфликта способны осознавать различные аспекты своих эмоциональных реакций и применяют подавление в области поведения, а не чувств. 

Не всегда различие между защитой и контролем очевидно. В теоретическом плане, защитные механизмы действуют бессознательно, а механизмы контроля сознательно, соподчиняя мотивы в соответствии с усвоенной системой ценностей. На деле механизмы психологической защиты переплетены в сложных взаимоотношениях. Их принято рассматривать, учитывая степень содействия адаптации. Так, в современной трактовке, представленной в DSM-IV-TR, психологические защиты рассматриваются наравне с умением справляться с ситуациями стресса и эмоционального конфликта и объединяются в понятии совладания (coping). Этот автоматический психологический процесс (имеется в виду бессознательный процесс, но в американской психиатрии сейчас мода на переименование психоаналитических терминов) может протекать на нескольких уровнях. 

Согласно рекомендациям Американской Психиатрической Ассоциации, защитные механизмы подразделяются на концептуально однородные группы, называемые уровнями защиты, и шкалируются по степени искажения оценки реальности и адаптивности. 

Шкала уровней совладания по DSM-IV-TR

Защитные механизмы (или стили совладания, умение справляться со стрессом) - это автоматический психологический процесс. Индивиды часто не осознают ни сам процесс, ни его протекание. Защитные механизмы опосредуют реакцию человека на эмоциональный конфликт и на внутренние и внешние стрессоры. 

Уровень хорошей адаптации 

Этот уровень действия защит обеспечивает оптимальную адаптацию и успешное совладание со стрессорами. Реализация защитных тактик доставляет удовольствие и позволяет сознанию оставаться в контакте с чувствами, идеями и их последствиями. Защиты уровня хорошей адаптации обеспечивают оптимальный баланс между конфликтующими мотивами. Примерами защит этого уровня являются предвосхищение, присоединение, альтруизм, юмор, самоуверенность, самонаблюдение, сублимация и подавление. 

Уровень мысленного запрета (достижение соглашения)

Защиты этого уровня удерживают потенциально угрожающие идеи, чувства, воспоминания, желания и страхи вне осознания. Примеры: смещение, диссоциация, интеллектуализация, изоляция аффекта, формирование реакции, вытеснение (репрессия), аннулирование. 

Уровень малых искажений образа 

Данный уровень характеризуется искажением образов Я, тела или образов значимых Других. Искажение задействуется для регуляции самооценки. Примеры защит этого уровня: обесценивание, идеализация, всемогущество. 

Уровень отрицания 

Этот уровень действия защит удерживает неприятные или неприемлемые импульсы, идеи, аффекты или ответственность вне осознания, ошибочно приписывая их внешним причинам. Примеры этого уровня защит: отрицание, проекция, рационализация. 

Уровень сильных искажений образа 

На данном уровне отмечается значительное искажение или ошибочная характеристика образов Я или других. Примеры защит этого уровня: грёзы (аутистическое фантазирование), проективная идентификация, splitting (расщепление) образов Я и образов Других.

Уровень действия 

Этот уровень характеризуется защитными функциями, которые справляются с внутренними или внешними стрессорами путём действий или избегания. Примеры: отыгрывание (acting out), уход в апатию, жалобщик, отвергающий помощь, вызывающе покорное поведение (passive-aggressive). 

Уровень беспорядка защит 

Этот уровень характеризуется неудачей защитного регулирования справиться с воздействием стрессора, что приводит к явной дезадаптации и утрате контакта с реальностью. Примеры: галлюцинаторная проекция, психотическое отрицание, психотическое искажение.

Классификация психологических защит по эффективности совладания и адаптации не единственно возможная. Психологические защиты можно представить как отрезок, полюса которого слабое Эго – сильное Эго. Мы называем его континуум, потому что процессы нельзя чётко разграничить. На одном его конце бессознательные психосоматические процессы, в центре бессознательные психические процессы, а на другом конце сознательные системы регуляции. Каждой стратегии психологической защиты соответствуют свои конкретные способы исключения болезненного аспекта внутреннего или внешнего мира, которые, успешно выполняя свою задачу, создают ощущение контроля над ситуацией. В статье Словарь психологических защит каждому способу, упомянутому ниже, дано развёрнутое определение. Здесь мы ограничимся называнием.

Континуум изоляции от социального контакта. 

Этот континуум начинается с такой патологии как апатическая дезориентировка и синдромы нарушенного сознания. 

Вне нарушений сознания, психологическая защита, основанная на механизме изоляции, может проявлять себя как беспробудный сон, уход в апатию, превращение дня в ночь, грёзы (аутистическое фантазирование), уход в наркотическое опьянение, уход в алкогольное опьянение, фантазия. 

Адаптивные защиты этого континуума: избегание социального контакта, перевод внимания, уклончивая речь. 

Континуум диссоциации начинается с такой патологии, как амнестическая дезориентировка и амнезия. 

Вне нарушений памяти, психологическая защита, основанная на механизме диссоциации, может проявлять себя как расщепление, отчуждение, изоляция аффекта, раздельное мышление (лицемерие). 

Адаптивные защиты этого континуума, задействующие сознательную регуляцию, представлены более мягкими формами диссоциации, такими как самонаблюдение. 

Континуум отрицания начинается с психотического отрицания реальности, продолжением которого являются мания, всемогущество, магическое мышление, регрессия и навязчивое повторение. 

Психологическая защита, основанная на механизме отрицания, может проявлять себя как отрицание-отказ, негативизм, обесценивание и идеализация. 

Адаптивные защиты этого континуума используют такие способы игнорирования части реальности как вытеснение и подавление. Отрицание в речи проявляется как ругательства и отрицательные фигуры речи. Более мягкие формы отрицания: юмор, самоутверждение, соревнование, предвосхищение, соподчинение целей, эмпатия, альтруизм. 

Континуум трансформации (отрицание и смещение) начинается с бредовой дезориентировки и галлюцинаторной проекции. К числу примитивных относятся инкорпорация, интроекция, проекция и проективная идентификация, идентификация с агрессором, поворот против себя. 

Среди защит этого континуума соматизация, конверсия, сексуализация, формирование реакции, раздражающе покорное поведение, жалобщик, отвергающий помощь. 

Среди более адаптивных способов находятся идентификация, рационализация, морализация, реверсия, сублимация, замена, присоединение, в речи оговорки. 

Континуум уравновешивания объединяет защиты, которые компенсируют дезорганизующее воздействие аффектов и влечений в области действий и в сфере мышления. Это такие защиты как отреагирование (отыгрывание), компульсии, аннулирование (отмена). 

Защиты по механизму уравновешивания проявляются в идеаторной сфере в форме сверхбдительности, интеллектуализации, символизации, компенсации недостатка, красноречия. 

Более мягкие формы уравновешивания, задействующие сознательную регуляцию, представлены восстановлением, а также смещением точки зрения (отдалением стимула), а в речи уменьшительными характеристиками. 

§ Задание для самопроверки. 
Выпишите непонятные слова и виды психологической защиты, механизм действия которых (как именно они защищают сознание от разрушительного действия импульса) Вам не до конца ясен.

Уточните их значение по Словарю психологических защит на нашем сайте.

Составьте таблицу «Психологические защиты» по прочитанному разделу.

Способность адекватно оценивать реальность

Третьей составляющей классической триады, определяющей силу Эго, является способность адекватно оценивать реальность. Она определяет разницу между психически здоровым и психически больным. 

Способность адекватно оценивать реальность (reality testing) часто переводится с английского языка как тестирование реальности. Речь идёт о способности различать Я и не-Я, отличать внутрипсихическое от внешнего источника стимуляции, а также оценивать свои аффекты, поведение и мысли с точки зрения социальных норм. 

Способность адекватно оценивать реальность формируется на протяжении первых лет жизни, как и другие функции Эго. Винникотт объясняет, как благодаря достаточно хорошей матери ребёнок обретает способность понимать и принимать реальность. В процессе социализации он научается вести себя в соответствии с общепринятой социально-культурной нормой, то есть быть «адекватным» ситуации. Подробнее об этом можно прочесть в разделе «Умные книжки» на нашем сайте.

Не знаю, насколько Вы поняли размышления Винникотта. Я читала его на английском, иврите и русском, но понятнее он от этого не становился. Между тем неадекватная оценка реальности без долгих объяснений, ЯВНО предстаёт перед собеседником. 


Цитируем по книге:
 Д. Барри. Питер Пэн. Перевод с английского И.П.Токмаковой. 



«Мама у Венди была необыкновенная. Во-первых, она была красивая <…>. Папа, мистер Дарлинг, так женился на маме. Однажды почти целый десяток юношей вдруг обнаружили, что они хотят взять ее в жены. Они тут же побежали делать ей предложение. А папа нанял извозчика и всех опередил. Таким образом, мама досталась ему». 

«Когда Венди появилась на свет, родители долго совещались, как им быть - то ли оставить ее, то ли кому-нибудь отдать, потому что ведь прокормить ребенка не такая уж дешевая вещь». 

Детские рассуждения неадекватны, потому что детям неизвестны многие социальные нормы. В этом плане чем младше ребёнок, тем нужнее ему назидательные, наставляющие его взрослые. Свобода сбивает маленьких детей с толку. 

В ситуации тестирования грамотный психодиагност делает то же самое. Он однозначно распоряжается: Проходите, садитесь / посмотрите, пожалуйста, на эту таблицу / не спешите, каждый может найти что-нибудь и т.д. по инструкции. Самому психологу процедура тестирования предписывает определённые действия, оказывая такой же эффект упорядочивания, оформления неопределённой ситуации межличностного взаимодействия. Возвращаясь к идеям Винникотта, перечитаем основные теоретические положения ещё раз, разобрав их на литературных примерах. Это сложная и запутанная тема, и примеры помогают её понять. 

Давайте рассмотрим туманные места по порядку. Начнём с фразы «на ранней стадии развития ребёнок способен представить идею некоторого объекта в направлении, заданном матерью». 

На поздних стадиях развития ребёнка да и во взрослой жизни эта способность, конечно, сохраняется. Иначе мы не смогли бы уловить смысл фразы «Варкалось. Хливкие шорьки Пырялись по наве, И хрюкотали зелюки, Как мюмзики в мове». 

Льюис Кэррол вернулся к данной теме в книге о путешествии Алисы с клетки е2 на е8. 

«- Прочитай-ка мне ее, - сказал Шалтай-Болтай. - Я могу растолковать все стихи, которые были написаны и значительную часть тех, которые еще даже не написаны. 

Это звучало обнадеживающе и Алиса продекламировала первую строфу: 
Шварчкалось и зямпкие мопки 
Мурзялись и томпкали тымпки. 
Все зюки зумбались, 
А глюки гребались. 
- Пока хватит, - прервал ее Шалтай-Болтай. - Тут полно трудных слов-"Шварчкалось " - значит "четыре часа дня" - время когда вы начинаете жарить что-то на ужин. 
- Это похоже на правду, - сказала Алиса. <…>
- А "глюки" ? - спросила Алиса. - Впрочем, боюсь, что я злоупотребляю вашим терпением. 
- Ну, "глюк" это такая зеленая свинья, а вот насчет "зумбались" я не совсем уверен. Думаю, что это сокращение для "зазумбались" - что означает, что они заблудились.

 

© Бермант-Полякова О.В.